14:54 

merry-go-round!

Теххи Халли
у меня тоже псевдоним (с) Алукард
на карусели маски сняты, можно открыто посыпать голову пеплом ))

Ужасно жаль, что почти все авторы, чьих рассказов я так ждала, ничего в итоге не написали ((( Но, может быть, они выбрали наилучший вариант. В смысле, мне стоило бы поступить так же, потому что когда видишь у своего рассказа кошмарный недостаток и никакой ответственности перед командой не несешь - сачкануть самое то ))
Но раз я все-таки так не сделала, придется нести ответственность до конца )))
Если кто-то пойдет читать мой конкурсный рассказ, пожалуйста, воспринимайте его как пилотный выпуск. Я обязательно потом напишу нормальную историю (точнее, сама история все равно будет ненормальной, но я, по крайней мере, буду ей довольна). Я перепишу все заново много чего переделаю и дополню, мне очень нравится идея с кошмарами и совсем не нравится привязка к коллекциям, и один из главных героев вообще целиком остался за кадром.
В общем, мне нечего сказать в свое оправдание >__< Единственное, что могу сделать - помимо ссылки на карусельный вариант разместить хотя бы пунктуационно-отредактированную версию здесь.
Зато я оторвалась на внеконкурсе! ^_________^ Не то, чтобы получилось что-то особенное, но оно забавное и такое, как я люблю, и немножко чамплушное, в смысле - свалим все в один котелок и посмотрим, что выйдет :D

Внеконкурс: Пожелайте мне удачи

Конкурс:
Название: Общество анонимных кошмаров
Типаж: улыбчивый маньяк-коллекционер
Квест: история о ночных кошмарах, которые мешают жить, и о борьбе с ними
Автор: Теххи Халли


Анри пришел к выводу, что его клиент совершенно очарователен. Он смотрел на Анри исподлобья и истерически улыбался. Он жестикулировал с выразительностью мима и окончательно распустил бахрому на диванной подушке. Он говорил обо всем подряд, словно надеялся, что слова, которые он действительно хочет сказать, проскользнут как-нибудь сами собой.
- А у некоторых кинжалов такая гравировка по лезвию, нет, не гравировка, само лезвие так закалено, с таким… волнящимся рисунком! Создается впечатление, что кинжал связан из пряжи, что он должен быть теплым, простите, я непонятно объясняю… Погода вот тоже непонятная, правда? Особенно последнюю неделю, это совсем невыносимо. Не то, чтобы мне угрожают, но случившееся… Вы, кстати, ничем не увлекаетесь? Хотя это неважно, то есть важно для вас. А я, например, запонки собираю. И я как раз, когда произошел тот… случай…
- Назовем это кошмаром, – подсказал Анри.
- Да. – Его клиент закрыл лицо руками. – Назовем кошмаром. В следующий раз у них получится, и они меня убьют.
Часы на журнальном столике пробили три часа дня. Циферблат был увенчан цирковой ареной, и клоун, кубарем выкатившийся на нее, три раза уронил миниатюрный торт.
- Расскажите все с самого начала, – попросил Анри.
Его клиент негромко щелкнул по запонке на левой манжете и сцепил пальцы в замок.
- Это случилось вчерашним утром. Мне показалось, я не успел проснуться…

***

Анри распахнул окно. Солнце еще не село, но за деревьями его совсем не было видно, только облака подсвечивались бледно-алым цветом, то здесь, то там. Мальчишка, продающий вечерние газеты, обернулся на звук и весело помахал рукой. Анри постарался не улыбнуться в ответ. У него была некрасивая улыбка – уголки губ кривились книзу, как будто на самом деле ему было больно, а не весело. Вместо этого он полунасмешливо поклонился и предупредил, что скоро пойдет дождь. Мальчишка покосился на небо, пренебрежительно свистнул и побежал дальше.
Анри смотрел на пустынную улицу, и в наступающих сумерках, и в шелесте листвы ему слышался чей-то нежный смех.
- Чей? – сверкнула последним солнечным зайчиком серебряная статуэтка на каминной полке.
Анри взял зонтик и аккуратно вылез из окна на улицу. Маргаритки, растущие на клумбе под окном, почти не примялись.
Дождь так и не пошел.

***

Девушка сидела в кресле для посетителей и задумчиво вертела в руках ключи, прикрепленные к керамическому колокольчику.
- Наверное, к вам не часто приходят с такими историями, – сказала она.
- На самом деле вы уже седьмая, – извиняющимся тоном ответил Анри.
- Тогда вы понимаете… о чем я…
Она взглянула на него так, словно была иностранкой, и не могла вспомнить нужное слово. Ключи негромко звякнули о керамику.
- Вам нравятся колокольчики? – спросил Анри.
- В каком-то смысле, я их коллекционирую, – улыбнулась девушка.

Когда она уходила, часы пробили семь вечера. Жонглер на арене бросил в свою ассистентку семь крошечных кинжалов.
- Вы ведь не дадите им меня убить? – спросила девушка.
- Нет, – пообещал Анри.
Он закрыл за ней дверь, и сквозняк взъерошил ему волосы на затылке. Казалось, что кто-то стоит у него за спиной, близко-близко, и Анри боялся обернуться, чтобы не рассеять иллюзию. Он стоял так очень долго и совсем тихо, и улыбался своей некрасивой улыбкой.

***

Ночью пошел дождь.
«Я забыл закрыть окно, – подумал Анри сквозь сон. – Дождь стучит по подоконнику».
Постепенно звук падающих капель превратился в мелодию, словно кто-то завел музыкальную шкатулку.

Анри играл на пианино в портовом ресторанчике. Он пытался играть в унисон с музыкальной шкатулкой, но ее звуки сыпались мелкими камушками, и мелодия спотыкалась о них. Он играл все мягче и медленнее, словно шел босиком по острой гальке, и музыка как волна плескалась и вертелась у самых ног. Он знал, что там, среди посетителей, есть кто-то очень важный для него, и если он доиграет до конца, их отпустят вместе. Ему нельзя было оборачиваться, и поэтому он пытался разглядеть отражения в лакированной крышке пианино и вслепую перелистывал ноты. Когда он перевернул последнюю страницу, вместо нот на ней был написан адрес.

Небо после дождя было нежным словно рисунок акварелью.
Анри шел по утренней улочке мимо мокрых каштанов и ажурных столиков, вымокших даже под навесами. Надписи меню, сделанные цветными мелками, смыло дождем, и грифельная доска у входа в кафе была единственным темным пятном среди лимонного, белого и зеленого. От старой афиши, выцветшей до оттенка и плотности папируса, почти ничего не осталось, и последний отклеившийся обрывок корабликом плавал в небесно-голубой луже. Анри скользнул взглядом по названию улицы и свернул за угол.

***

Дом в конце переулка расплылся черной краской. Ветви деревьев свешивались к чердачному окну, и листва на них выглядела грязной. Под водосточной трубой тускло блестели серые лужицы. Дверной молоток на ощупь был как влажная бумага и пачкал ладонь древесной трухой. Анри успел постучать всего один раз. Дверь ему открыло чудовище.
- Закройте глаза, – посоветовало чудовище, – и идите на звук моих шагов.
Анри зажмурился и шагнул через порог.
«Раз!» пробили часы, и укротитель сунул голову в пасть к тигру.
«Два!» пробили часы, и близняшки-акробатки прошлись по канату.
«Три!..»
Три часа часы пробили – сердце клоуну разбили, бьют часы уже четыре – фокусник почиет в мире, пять – львы выбрались из клеток, шесть – сожрали малых деток, семь ножей в руках жонглера, он погибнет в полвосьмого, восемь! будь поосторожней, а не то погибнешь…
- Пришли, – остановилось чудовище.
Тени заключили Анри в круг.
- Можете называть нас… кошмаром.
Они были похожи на вырезанные из бумаги силуэты людей. Они были одеты в нарядные одежды.
А еще тени улыбались.
«А еще, – подумал Анри, – у меня до сих пор закрыты глаза».
Их улыбки были словно острый серп луны.
- Мы Вас ждали, – сказала тень в шляпе с плюмажем.
- Мы прислали Вам приглашение, – сказала тень с тростью в руке.
- Вы сильный игрок? – спросила тень с локонами бледно-золотого цвета.
- Я не сильный, – ответил Анри. – Я – азартный.
Тени вздохнули и разошлись по комнате. Одна присела на высокий стул у клавесина, другая остановилась у тяжелой портьеры, третья замерла у камина, и пламя отбросило на пол тень тени… Их было тринадцать, не считая канарейки, которая не подавала признаков жизни.
- Ко мне обратились с просьбой… – начал Анри.
- Ха, – усмехнулась тень, сидевшая в кресле боком и закинувшая ноги в высоких ботинках на подлокотник.
- Дело в том, что Вы пытаетесь предотвратить уже случившееся, – не оборачиваясь, пояснила тень у камина. – Те, кто приходили к Вам…
- Были уже мертвы, я знаю. Вы убили их ради коллекций?
- Нет. – Тень, одетая в белое атласное платье, взяла Анри под руку и склонила голову ему на плечо. – Ради их представлений об идеальной коллекции. Ради того, чем были коллекции в их сознании. С каким удовольствием они смотрели на них, с какой жаждой обладания… Любить что-то только за то, что обладаешь им, с ума сходить от того, что где-то есть еще недоступное тебе. Смесь совершенства… – Тень нежно поцеловала Анри. – И несовершенства.
- Вот только они нас разочаровали, – сказала тень у портьеры, раскачивая клетку с канарейкой. – Ни одной по-настоящему идеальной среди них не нашлось. Хотите знать, как мы их убили? Как будто им приснился кошмар, в котором они умерли, только наоборот. Они умерли на самом деле, но думали, что им приснился кошмар.
- Хотите, мы и Вас убьем? – предложила тень, стоящая у Анри за спиной. – Будет совсем не больно, только очень-очень страшно.
Анри повернулся к ней и медленно улыбнулся.
- Я хочу, чтобы вы вернули им жизнь.
Тринадцатая тень улыбнулась еще шире.
- В обмен на что?

***

Чудовище проводило Анри до дверей.
- В обмен на самую чудесную коллекцию в мире, – мурлыкало чудовище по дороге. – Она никогда не закончится, прекрасная в своей неповторимости и недолговечности, смесь совершенства и несовер… уррр… продали им прошлогодний снег.
- Снежинки, – поправил его Анри. – Самая подходящая коллекция. Для кошмаров. Идеально извращенная.
- Чувство юмора у вас извращенное.
Чудовище открыло дверь и мягко коснулось плеча Анри.
- Хотите остаться с нами? Вам понравится. Будет весело.
От чудовища пахло молоком и шерстью, и совсем немножко звездной пылью. Анри замер.
- Нет, – сказал он через мгновенье, – я вспомнил: «Я вернусь в самый первый теплый весенний день». Я должен кое-кого дождаться.
Чудовище покачало головой и захлопнуло дверь. Анри открыл глаза.
Темный акварельный дом за его спиной неслышно выцветал под лучами солнца, пока не стал совсем бесцветным и не исчез.
Вокруг была весна со всеми ее дождями и переменами.


@темы: чертово колесо

URL
   

three, two, one, fun

главная